PREV CONTENTSПриложение
Life is the sum of your choices.
Albert Camus

Урок 40. Последний урок

   Если досточтимый читатель добрался до данного урока, то он выполнил важную работу, даже если читал очень бегло. С таким читателем (будем называть его Герасим, что и значит досточтимый), уже есть что обсуждать.

   Итак, если Герасим дошел до данного урока, то он в состоянии понять, почему знаний по грамматике на уровне средней школы недостаточно для чтения популярных книг, не говоря уж о чтении научных и серьезных профессиональных текстов. Другими словами, значительный объем усилий учащихся по изучению грамматики приводит к скромным, даже печальным результатам. Программа английской грамматики для советских средних школ была похожа на многоквартирный дом со множеством недоделок, в виде отсутствия водопровода или электричества. Жить в таком доме можно, но требует дополнительных затрат времени, сил и нервов.

   С другой стороны, Герасим должен на опыте собственных попыток понять, что изучение английского языка – нетривиальная задача из-за дефицита времени. Учителей всех мастей, от преподавателей вузов до продавцов чудо-пособий не интересуют, где учащиеся находят деньги и время для занятий. В вузе обычно оплачивают родители и государство. На курсах бывает по всякому. Время обладает замечательным свойством транжириться попусту, исчезать, как мед у Винни Пуха. Учителей это не волнует, а ученики склонны проявлять легкомыслие.

   Ситуация усугубляется тем, что процесс накопления запаса слов часто находится под влиянием устаревших суждений. Действительно, до сих пор в ходу выражения «знать язык в совершенстве» и «читать Шекспира в подлиннике». Так скромно о себе говорила скромная героиня старого, старого советского фильма.

   Что касается чтения Шекспира в подлиннике, то это занятие крайне сомнительное с точки зрения здравого смысла. Словарь «Вильяма, понимаете ли, нашего Шекспира» Ильф и Петров оценивали в 12000 слов. В Интернете можно найти цифру 20000 и даже 29000 слов. Из этой кучи слов половина устарела еще в позапрошлом веке. Вы будете смеяться, но в словаре Шекспира нет мобильников, телевизоров и даже автомобилей. И какой практический толк зубрить эти тысячи слов, которые никто не знает?

   Что касается знания языка «в совершенстве», то у стоматологов, физиков, программистов, брокеров, дилеров, всяких промоутеров свой язык, не говоря уже о подростках, у которых свой жаргон в своем районе. И о каком языке идет речь?

   В англоязычных странах образованные стоматологи, физики, программисты и прочая знают эдак тысяч по сорок слов, и эти «сороковки» образуют фонд порядка миллиона слов. Так какие сорок тысяч учить для «знания в совершенстве»? Или замахнуться сразу на миллион?

   В инязах студентов учат по нескольким темам. Учат ругать религию (атеизм), ругать капитализм (социализм), ругать театральные постановки (телевизионные шоу), говорить о спорте (о всех видах сразу!) и так далее. Поскольку в вузе времени отводится много, то студенты кое-что и кое-как, но запоминают. Школьные учебные программы похожи на вузовские примерно так же, как детские игрушечные автомобили на настоящие автомобили. Темы те же, но времени отводится в десятки раз меньше. Получается не образование, а пародия на образование.

   Если сравнивать изучение языка со спортом, то в спорте есть тренеры-специалисты по прыжкам в длину, в высоту, с шестом, тренеры художественной и спортивной гимнастики. И вообще куча всяких тренеров. А вот в средней школе один учитель физкультуры на все руки мастер. Также и преподаватели английского языка. Они берутся учить каждого чему угодно со слоганом «Если кукла выйдет плохо, назову ее Дурехой».

   Если продолжать аналогию со спортом, то серьезные тренеры работают на серьезной материальной базе с помощью помощников, врачей, массажистов и другого персонала. Их зарплаты и стоимость услуг высоки; они не по карману большинству. А вот услуги тренеров в коммерческих фитнес-центрах едва ли стоят своих денег. Лучше купить пару книжек про фитнес и тройку домашних тренажеров, которые можно спрятать под кровать. Но тут трудно что-либо советовать – если некуда ставить тренажеры или нет навыков работы с книгами, то за это приходится расплачиваться и деньгами и временем.

   В фильме «Американский жигало» главный герой (в исполнении Ричарда Гира) хорошо понимал и пользу языкознания и ценность времени. Он говорил на шести языках, что способствовало успеху в профессии, и учил языки, занимаясь в тренажерном зале. Вот художественный образ человека, который знает что и как учить. Но у художественных образов, на которых нас с детства учат жить, обычно большой дефицит здравого смысла. Если жигало такой умный, то зачем ему эта недолговечная рискованная профессия? Стал бы лучше профессором колледжа. И профессия почетная и девушки красивые.

   Завершение этих уроков – хороший повод задуматься о собственной жизни вообще, и о программе самообразования – в частности.

   Составляя программу по изучению английского языка, нужно стараться избегать типичных ошибок, о которых уже не раз говорилось. При изучении грамматики опасно «недоучивание», а при пополнении запаса слов есть опасность «переучивания», то есть растрата сил на заучивание слов, которые малополезны для прогнозируемой практики.

   Но, решая свои частные задачи надо всегда помнить о том, что ваша жизнь – это совокупность ваших выборов. В любом случае приходится делать выбор. Выбор приходится делать и при планировании изучения английского языка. Конечно, некоторый минимум английского языка современному человеку нужен. Но может быть стоит ограничиться минимумом, а учить что-то более нужное для карьеры? Или наоборот, стоит существенно увеличить время и усердие для изучения английского языка?

   Но частный случай выбора – не делать никакого выбора, а просто идти на поводу обстоятельств.

   Герасим, видимо, способен делать выбор и правильно поступил, начав и закончив читать эти уроки. Как и было обещано, никакого вреда от таких действий нет. Но умения управлять своим временем и вниманием прибавилось. Конечно, и пользы не так уж много. С другой стороны, Бернард Шоу сказал следующее.

   Few people think more than two or three times a year; I have made an international reputation for myself by thinking once or twice a week.

   Слегка переосмысливая нашего, понимаете ли, Бернарда, можем сказать, что если Герасим раз или два в неделю будет уделять по полчаса чтению того, что стоит читать, то он может многого достигнуть. Не потому, что много делает, а потому, что другие делают намного меньше.

   В общем, браво Герасим! Те, кто способен понять, его поймут, одобрят и даже позавидуют. Большинство же скажет, что он зря потратил время. Лучше бы сделал татуировку на заднице. Татуировку можно сфотографировать и хвастаться ей в Интернете. А что можно сделать с прочитанными короткими уроками?

   

PREV CONTENTSПриложение